Как меня похитили

— Жить хочешь?
Именно такие слова я услышал, стоило мне перешагнуть порог собственной квартиры порно рассказы трансы . А упирающееся между лопаток нечто, сильно напоминающее ствол пистолета, говорило о серьезности вопроса.

— Хочу, — соглашаюсь я, при этом стараясь хотя бы немного унять дрожь в голосе.
— Тогда будешь выполнять все что я тебе скажу. Это ясно? – приходится согласно кивнуть. – Замечательно. Теперь руки за голову и сделай пять шагов вперед.
Приходиться повиноваться. Слышу, как сзади щелкает дверной замок, перекрывая путь к бегству.

С минуту слышу лишь какую-то возню, после чего мне в ладонь вкладывают что-то продолговатое и с множеством ремешков на одном конце.

— Введи его себе в рот. Это кляп если ты еще не понял. Ремни затяни предельно туго. Не сделаешь, что я велю – накажу.

Пару минут приходиться повозиться, чтобы разобраться с целым кружевом ремней, а заодно и с нахлынувшей тошнотой, когда кляп имеющий форму тонкого, но очень длинного члена, вошел мне глубоко в горло. Он был просто ужасно длинным. Настолько что мне пришлось преодолевать последние сантиметры, ощущая жуткую боль и тошноту. В конце концов, оказалось, что теперь мои голосовые связки просто-таки заблокированы ним. Хорошо хоть внутри он был полый, и это позволяло надеяться на то, что я не задохнусь.

Конечным результатом было жуткая тошнота и головокружение. Обзор перекрыли выступившие слезы. К тому же приходилось держать голову сильно запрокинутой, чтобы хоть немного унять неприятные ощущения от длинны кляпа. Пока я боролся со своими ощущениями – неизвестный быстро навесил на все ремешки маленькие замочки, из-за чего кляп оказался фактически запечатан во мне.

— Поздравляю тебя. Ты только что самостоятельно заглотнул больше сотни грамм тротила. Понимаешь, что это значит и что произойдет с твоей головой, стоит мне нажать на это? – и он показал мне небольшой пульт с одной единственной кнопкой. От осознания произошедшего у меня просто подкосились ноги. – То-то же. Теперь, когда ты понимаешь свое положение – ты пойдешь в ванну и сделаешь себе сначала промывание кишечника пять раз, после чего под душем депилируешь всю растительность с тела. Щетину кстати тоже. Все необходимое для этого в этом вот пакете. Даю тебе на все час. После этого ты должен вернуться сюда полностью нагим… И не вздумай баловать. Стоит тебе удалиться от пульта больше чем на сотню метров – и бабах. А теперь иди.

И вновь я вынужден был покориться.

Часа мне еле-еле хватило на все процедуры, после чего я предстал перед моим мучителем, при этом, ощущая себя еще более нагим, чем был на самом деле. А все из-за необычных ощущений лишенного какой-либо растительности тела.

Мужчина сидел в гостиной при включенном свете, а потому мне, наконец, удалось хорошенько его рассмотреть. Около метра девяносто ростом. Хорошо развитое тело. Волевое лицо с небольшим шрамом на скуле. И короткие темно-каштановые волосы. Его карие глаза с интересом рассматривали мое тело. Я бы сказал, собственнически рассматривали.
Да… На его фоне я был совсем уж хлипким. Метр семьдесят три росту, хрупкое, еще мальчишеское тело, длинные светлые волосы, голубые глаза. Блин, да у меня даже кадыка нет… Меня часто принимали за девушку, а сокурсники косились на меня как на гомосека.
Против воли под взглядом мужчины я прикрыл паховую область и почему-то грудь.
Проследив за моими телодвижениями – мужчина удовлетворенно кивнул, после чего встал и подошел ко мне. Приказал опереться руками на стол. Только сейчас я заметил, что на нем лежит множество странных, а заодно и страшных вещей.

Первым делом он собственноручно натер мое тело каким-то веществом, из-за чего моя кожа стала на порядок чувствительней. И лишь потом началось собственно облачение в приготовленную для меня одежду.

Все части одежды были изготовлены из очень толстой и тугой кожи черного цвета с красными латексными вставками. Незакрытой областью пока что оставалась голова и небольшая часть бедер с паховой областью. Признаюсь честно – на мгновение меня захлестнула волна новых ощущений, когда почти непрозрачный нейлон черных с красными стрелками сзади чулок туго обхватил мои ножки…

А потом он взял в свои руки корсет. От нехватки воздуха и жуткой боли в ребрах я на несколько минут потерял сознание. Когда же пришел в себя, то обнаружил, что шнуровка утянута до максимума и эта часть одежды также запечатана при помощи навесных замочков.
Мне вручили сапожки на мелкой шнуровке до колен, и приказали их обуть. Они тоже оказались с сюрпризом – моя ступня теперь касались в земли самими лишь носочками фактически под прямым углом.

За этим поверх надетых на меня красных латексных перчаток были одеты еще одни, только из более толстой кожи и черного цвета, в которых вставлены пластиковые имитации ладошек с пальцами. Из-за этого я лишился возможности оперировать пальцами. Со стороны, что мои руки казалось находятся свободном состоянии.

Потом был стоячий ошейник, зафиксировавший мою голову в одном положении. Дальше поверх всего этого он надел на меня некое подобие сильно приталенного женского жакета. Причем если судить по тому, как плотно он охватил мой затянутый в корсет стан, именно для ношения в сочетании с корсетом он и был пошит. А благодаря множеству пуговиц идущих и глухому воротнику – он полностью скрыл мою плоскую грудь.

Как оказалось – рукава у жакета были пошиты с таким расчетом, что двигать руками выше локтя было очень затруднительно, и к которому же, сковав мои запястья за спиной браслетами кандалов, он болезненно притянул их к кольцу ошейника, что выглядывало сзади из-под жакета. Раздался щелчок закрывающего замочка.

А дальше последовала жутко болезненная операция одевания на мой членик его металлической копии, которая была соединена с катетером, который прошел глубоко в меня по мочевому каналу. Это, наверное, было даже унизительней чем все предыдущие действия. Не говоря уже о далеко не самых приятных ощущениях.

По крайней мере я так думал, пока мои ножки не оказались широко разведены и привязаны к ножкам стола, а меня самого не уложили животом на этот самый стол.
Сначала меня пару раз легонько шлепнули по ягодицам, после чего слегка их помассировали. Так повторялось раз пять, но при этом сила удара с каждым разом сильно увеличивалась, а массирование теперь больше напоминало собственническое хватание за задницу. Причем тоже довольно-таки болезненное. Под конец экзекуции я уже обессилил от попыток вырваться или хотя бы закричать.

А потом произошло ЭТО. Меня болезненно схватили за бедра и тут же вошли в мою попку. От резанувшей изнутри боли меня выгнуло дугой, а в глазах потемнело.
Не могу сказать, что я ощутил что-то кроме боли и унижения. Не могу и все – меня просто изнасиловали. Или даже больше того попользовали как вещь. Я лишь как-то отстраненно отметил, что он все-таки смазал свой член чем-то, из-за чего он довольно-таки мягко двигался внутри меня.

В конце, минут через пятнадцать, он резко остановился, а в следующее мгновение я ощутил, как в меня вливается что-то горячее. После чего, наконец, член покинул мою утратившую девственность попку.

Мой мучитель куда-то отошел, а я все так же лежал безвольной куклой на столе и плакал.
Спрашивается за что мне такое? Перед кем я провинился?..

Но мне не дали даже толком прийти в себя. И вновь он начал что-то делать с моей попкой. А именно начал ее смазывать чем-то прохладным, при этом то и дело проникая внутрь меня пальцем. Еще через пару минут, удовлетворившись результатом, он взял черный цилиндр размером с его кулак, что все это время простоял у меня перед глазами на столе.
А потом я с ужасом ощутил, как он медленно входит в меня. Да – он был смазан, как и моя попка. Но он был просто огромных размеров! Было ощущение, что в меня пытаются затолкнуть снаряд от пушки, что стоит на входе в воинскую часть и возле которой мне часто приходиться проходить.

Я не знаю как, но ему все же удалось ввести ЭТО в меня и при этом не навредить моей попке еще больше.

Не удовлетворившись проделанным – он еще и пристегнул при помощи трех цепочек эту гадость к моему корсету, из-за чего теперь малейшее движение туловищем вызывало движение ТАМ.

Наконец отстегнув от стола мои ножки, он натянул на меня жутко тугую, превратившую мои бедра в монолит, кожаную юбку до колен. И всего бы ничего, если бы не то-то факт, что спереди шла вертикальная полоса шириной сантиметров двадцать из полупрозрачного красного латекса. А потому если присмотреться, то можно было увидеть мой, закованный в пояс целомудрия, лишенный растительности членик в компании чулок с возбуждающим кружевом по их краю.

Он что-то нажал на кляпе, после чего рывком вынул его из моего рта. При этом закрыть я его так и не смог – кожаная сбруя все еще оставалась на мне, только теперь она удерживала тонкое стальное кольцо, к которому и крепился кляп.
Мужчина довольно-таки ловко ухватил мой язык щипцами, и вытянул его на максимальную длину.

Язык трижды проткнула игла, создавая треугольник – одна дырка на самом кончике и еще две почти у самого основания.
Дальше он действовал очень быстро. Снял сбрую с головы, и пока я не успел закрыть занемевший рот, вновь вытянул язык щипцами. Мою попытку закричать он пресек просто – со всей силы двинул меня кулаком в живот, после чего повалив на пол на спину и уселся сверху.
А потом в меня вновь вошел длинный член-кляп. Только на этот раз на его конце не было никакой сбруи охватывающей голову. А была некая помесь каппы и брекетов с тремя штифтами снизу, которые и были продеты через проколы в моем язычке. Снизу они были закручены шариками-гайками, из-за чего я теперь не мог избавиться от кляпа. Но это оказалась лишь половина задумки… Заставив меня как можно плотнее сжать зубы, он, пользуясь каким-то тонким штырьком, проведя его между моих губ, что-то нажал на «каппе». В следующее мгновение я ощутил, что эта самая «каппа» качественно зажала, будто в тисках, мои зубки, и теперь открыть рот и вовсе не представлялось возможным.
Закончив со ртом, он взялся за мое лицо. Так были проколоты уши. Причем в каждом по три дырки, куда тут же были вставлены какие-то довольно-таки тяжелые серьги, да еще и тут же расклепаны при помощи плоскогубцев…

В следующее мгновение хрустнула внутренняя хрящевая перегородка в переносице, и мне в нос было вставлено толстое золотое кольцо где-то сантиметра три в диаметре.
Переждав, пока кровь перестанет идти, мой мучитель, все так же сидя у меня на животе, тем самым почти полностью перекрывая мне приток воздуха, начал делать макияж.
Когда же и с этим было покончено, он рывком поднял меня на ноги. С минуту рассматривал, после чего мои волосы оказались завязаны в два девичьих хвоста по бокам с вплетенными в них черными и красными ленточками.

За этим взяв меня за локоток и придерживая, чтобы я не упал из-за слишком необычной и тяжелой обуви, отвел в спальню, где было зеркало в полный рост.
Я в шоке смотрел на свое отражение. Там отражалось… нечто. Если описать одним словом, то приходит на ум только – порок. Или если быть точнее – ПОРОК!
Стройные ножки, обутые в необычные, но красивые сапожки. Тугая юбка до колена, красиво подчеркивающая крутые бедра. Тонкая, с натяжкой даже можно сказать – осиная талия. Тонкая шея, подчеркнутая полностью обхватывающим ее ошейником-корсетом, из-за чего голова держится ровно, как впрочем, и спинка. И кукольное личико девушки с тонкими нитями бровей и ярким, на грани приличия макияжем, с которым удивительно гармонируют два милых пышных хвостика светлых волос.

Но потом ты понимаешь, что там, где должны быть восхитительные холмики женской груди — лишь мальчишеская грудь. А сквозь вставку в юбке просвечивает закованный в металл «дружок».
Никогда не думал, что парень может выглядеть так… так… порочно и желанно. Причем желанно для обоих полов…
Меня собственнически обняли сзади за талию. Одна рука так и замерла на животе, при этом прижимая меня к себе, из-за чего я, даже несмотря на анальную затычку и толщу юбки, ощутил его КОЛ. А вторая его рука жестко сдавила мою шейку, тем самым полностью контролируя мое дыхание.
— Ты прекрасна, — промурлыкал у моего уха его голос. – Ты будешь великолепной рабыней и дополнением к моей коллекции.
И он, прогнув меня назад, как девушку, поцеловал меня в губы. И я ничего не мог с этим поделать…

Лишь когда он удовлетворился, наш поцелуй был разорван.
— Что ж… Пора уходить, — улыбнулся он мне, защелкивая карабин поводка на кольце в моем носике.

Дальше он неспешно прошел в коридор, теперь уже ведя меня на поводе. Как я не упал в этой обуви, да еще и со всей надетой на меня одеждой – не знаю. Но факт остается фактом.
У дверей он повесил конец поводка на крюк, с которого при всем старании мне бы не удалось его сорвать, и приказал встать на колени. Пришлось повиноваться.

Взяв большую тяжелую сумку, что все это время пролежала здесь, он вернулся в гостиную.
Не знаю, что он там делал целых полчаса, но вернулся с пустыми руками и довольный.
Меня вздернули на ноги, схватив за все так же скованные и притянутые сзади к шее руки. От боли у меня в очередной раз перед глазами предстала красная пелена.
Перед тем, как окончательно покинуть квартиру, мой похититель защелкнул на моих лодыжках массивные браслеты кандалов с совсем уж коротенькой цепочкой, из-за чего мой шаг теперь был не больше двадцати сантиметров.

Потом была лестничная площадка, лифт, подъезд и прогулка через весь двор к его машине все так же на поводке. Так как на улице была глухая ночь – нас никто не видел.
Усадил меня на переднее сиденье, он пристегнул ремнем, который как оказалось не растягивался, из-за чего мое тело прямо-таки вжало в сидушку.
Минут пять он вновь изображал незнамо кого, целуя меня и держа руку на шее. После чего с широкой улыбкой достал из кармана тот самый пульт, которым мне угрожал… и нажал на кнопку.

Вспыхнувший в то мгновение ужас сменился обреченностью и подавленностью, так как вместо взрыва, завибрировала анальная затычка в моей попке.
— Ой… Не та кнопка, — без какого-либо разочарования в голосе, хмыкнул он. Заведя машину, он вырулил со двора. Притормозив на выезде на дорогу, он достал из нагрудного кармана куртки небольшую черную коробочку. Откинув крышку, нажал на находящуюся внутри кнопку.
И я вновь вздрогнул. Только теперь от прогремевшего позади нас взрыва.
Теперь стало ясно, как он скроет следы моего похищения…

— Ты правильно догадалась, — прозвучал его голос. – Правда для окончательной правдоподобности пришлось позаимствовать неопознанный труп из морга… Но это уже мелочи. Ведь так, моя рабыня? Моя Куколка?
Тут он был полностью прав. По сравнению с моим положением это действительно были мелочи.